Пришла беда откуда не ждали

О том, как на Камчатке можно создать кадровый голод в какой либо отрасли, наша газета уже рассказывала. Мы приводили пример со здравоохранением, где нехватка квалифицированных врачей подошла к свой критической точке. Но, как оказалось, не только руководители камчатской медицины преуспели в этом направлении. Беда пришла откуда не ждали. На недавнем совещании руководитель региональной службы по тарифам и ценам Камчатского края Сергей Гринь принял решение, которое предопределило кадровый голод в одной из самых интеллектуальных технически емких отраслей – Бургеотермии – т.е. бурении геотермальных скважин. Он установил самую низкую зарплату работникам  ГУП «Камчатбургеотермия» по сравнению с другими отраслевыми предприятиями. Его объяснения, почему он так сделал, выглядят по-детски наивно и вызывают липкое чувство беспокойства, что этому человеку доверено решать столь многое. Почти дословно это звучит так: «Котлы эксплуатировать сложнее, чем скважины». Котлы, имеются в виду технические устройства на котельных, где воду превращают в пар и подают ее в отопительную систему для последующего нагрева воды. Сразу видно, что господин Гринь знает об эксплуатации котельных установок понаслышке.
Мне довелось служить на кораблях ВМФ с паросиловыми установками. И за всю многолетнюю службу мне ни разу не довелось увидеть кочегара с высшим техническим образованием. Везло, если кочегар умел хорошо говорить по-русски и имел хотя бы начальное или среднее образование. Разумеется, если брать машинистов парокотельных установок на теплоэлектростанциях (а это механизмы иной сложности), то там нужны специальные технические знания теплотехники, которые преподают либо в институтах, либо в техникумах. Но уверяю вас, например,  на местной котельной в поселке Тымлат встретить кочегара с высшим образованием, – равняется вероятности  господину Гриню стать генеральным секретарем Организации Объединенных Наций (ООН). Вырастить кочегара для отдельно взятой котельной нетрудно. А для того, чтобы научиться бурить двухкилометровые скважины для добычи геотермальной парогазовой смеси вместе с водой, температурой 80 градусов С и давлением более 20 атмосфер, нужно получить высшее специальное образование или среднее техническое профильное  образование.
В настоящее время на обслуживании ГУП «Камчатбургеотермия» находится немногим более двухсот скважин, разбросанных по всей Камчатке. Каждая из них представляет собой источник повышенной опасности. Из ста тридцати двух работников вышеназванной организации около тридцати имеют высшее техническое образование и  около сорока человек закончили средние технические специализированные учебные заведения. Однако более половины работников являются пенсионерами со средним возрастом около 60 лет. Молодежь на такие зарплаты  в «Бургеотермию» кнутом не загонишь.
Чего добивается господин Гринь?  Окончательно добить уникальное предприятие? Таких в России существует всего три. Специалистам из «Бургеотермии» приходится не просто бурить и эксплуатировать скважины, они еще защищают запасы термальной воды. То есть для того, чтобы разрешили эксплуатировать скважины, нужно чтобы на этом участке местности был необходимый запас термальной воды. Защита запасов происходит ни  где-нибудь, а в Государственном комитете по запасам Российской Федерации, который находится в столице нашей Родины Москве.
Видимо, господин Гринь считает, что любой кочегар справится с этой задачей. Если, конечно, его пять лет учить в институте и тренировать в течение десяти лет на каком- нибудь геотермальном поле.
Вячеслав СКАЛАЦКИЙ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

шестнадцать − шесть =