РУССКАЯ СМУТА

Октябрь 1917 года

Вот и настало столетие со времени события, содрогнувшего не только Российскую империю, но и весь мир. Однако, очевидно, что, хотя «большое видится на расстоянии», и сотни лет не хватило, чтобы оценить произошедшее.
В оценке событий нет единства ни среди политиков, ни среди журналистов, ни среди историков. Диапазон понимания Октябрьской революции – от «цивилизационной катастрофы» до «Великой революции по своим масштабам, глубине произошедших в ее результате социально-политических трансформаций, последствиям и всемирному значению» – слишком широк, что подтверждает вывод о неготовности современных исследователей к научным оценкам событий осени 1917 года. (Российские революции: 90 лет спустя. «Круглые столы» в Институте российской истории РАН // Отечественная история. – 2008. – № 6. – С. 172).
В любом случае не стоит забывать о том, что в 1917 году произошло два качественно разных события – Февральская и Октябрьская революции. И если в Феврале Россия простилась с монархией, то именно Октябрь повлек за собой остальные, необратимые перемены.
Поскольку «нельзя объять необъятное», как говаривал Козьма Прутков, оставим пока события Февраля (хотя и они, несомненно, достойны анализа) и обратимся к Октябрю. Долгое время в советской историографии его события трактовались как Великая Октябрьская революция. После 1991 года стали говорить о перевороте (Булдаков В. П. Имперство и российская революционность (критические заметки). – Отечественная история. – 1997. – № 1. – С. 51; См. также: Булдаков В. П. Октябрь и ХХ век: Теория и источники (1917 год в судьбах России и мира. Октябрьская революция: от новых источников к новому осмыслению). – М., 1998. – С. 11–36; Булдаков В. П. Октябрь и ХХ век // Международная жизнь. – 1997. – № 11. – С. 72–88.). Интересно обратиться к этимологии слова «революция». Латинское слово «revolutio» (как производное от лат. revolvere, revolutum – «возвращаться назад») в научном языке XVII в. обозначало возвращение звезды (или другого небесного тела) в точку, из которой она ушла. Этим же термином обозначалось и само время, в течение которого небесное тело свершает свой круговорот. В связи с этим revolutio указывало также на определенный цикл или период времени, эпоху. Но первоначально в нем не было никакого политического смысла. Политическое применение слова révolution в значении «насильственный переворот в управлении государством» происходит из французского и связано с именем Монтескье. Парадокс слова «революция» состоит в том, что его первоначальный смысл, означавший буквально «возвращение на круги своя», сильно отличается от того, как его понимают сейчас, связывая его значение с «переходом в новое состояние» (http://komyza.com/о-происхождении-слова-революция/). Итак, споры о том, были ли события Октября революцией или переворотом – не имеют смысла, поскольку эти слова – синонимы.
С конца ХХ в. распространенной, особенно в публицистике, является характеристика Октябрьской революции как военного переворота (заговора), совершенного большевиками с опорой на революционную часть армии и флота. Эта позиция опирается на реальные факты: во-первых, роль армии и флота в момент взятия власти большевиками была велика; во-вторых, действительно, в момент вооруженного восстания элементы заговора были налицо: разработан план восстания, созданы и распределены вооруженные силы из революционных солдат, матросов и отрядов рабочей Красной гвардии и т. д. Однако нельзя не согласиться с Л. И. Семенниковой в том, что, во-первых, продержаться сколько-нибудь долго в 170-миллионной мозаичной стране на штыках было невозможно. Большевики же продержались почти 75 лет. Во-вторых, элементы заговора, сговора есть в любой революции в момент взятия власти. Власть никогда «не падает в руки» случайно, ее берут: вооруженным ли путем или мирным – другой вопрос. «Однако заговор, захват власти узким кругом лиц, – пишет она, – может быть успешным лишь в условиях стабильности общественной системы или при наличии широкой массовой поддержки (но тогда это уже не заговор). В условиях нестабильности заговор обречен на поражение, так как заговорщики, не имея прочной массовой базы, не смогут обеспечить переход к стабильности. Следовательно, отражая определенные реалии 1917 г., эта точка зрения не объясняет в целом крутого поворота в судьбе страны» (Семеникова Л. И. Россия в мировом сообществе цивилизаций: Учеб. пособие для вузов. – Брянск, 1995. – С. 346–347). Можно также сослаться и на мнение известного русского писателя А. И. Солженицына, написавшего: «…несомненно, что в ХХ веке в России произошла величайшая революция всемирного значения. Необратимостью и радикальностью перемен только и определяется революция» (Солженицын А. Размышления над февральской революцией // Российская газета. – 27 февраля 2007 г. – № 40. http: //www.rg.ru/2007/02/27/solzhenicyn.html).
Большую роль в событиях Февраля — Октября 1917 года сыграл внешний фактор, когда центральные державы сделали все, чтобы подорвать Россию изнутри, а союзники России по Антанте не были заинтересованы в ее усилении. Первую мировую войну следует считать спусковым крючком. Она привела, во-первых, к изменению кадрового состава армии, которая перестала быть опорой самодержавия. По данным А. А. Корникова, в ходе Первой мировой войны почти вся кадровая армия, включая офицерский корпус, была уничтожена. К 1917 году кадровые офицеры составляли в русской армии только 4 %, остальные 96 % – прапорщики военного времени из бывших крестьян, рабочих и мещан. Практически полностью был выбит в боях кадровый состав гвардии. В ней исчез былой корпоративный дух (Корников А. А. Был ли неизбежен Красный Октябрь? // Рабочий край. – 7 ноября 2007 г. – № 203 (24649)). Война также вызвала и глубочайший экономический кризис. Она тяжело отразилась на промышленности и сельском хозяйстве, так как было мобилизовано 15 млн человек наиболее работоспособного населения, реквизировано 2,5 млн лошадей. Сократились посевные площади, в результате сбор хлеба уменьшился на 20 %, производство мяса упало в 4 раза. Возник топливный и транспортный кризис. В стране начался голод. В 1916 году царское правительство ввело в стране продразверстку – обязательную сдачу крестьянами государству зерна, но это не решило проблемы. В конце 1916 года покупательная способность рубля упала до 27 копеек. Цены на мясо увеличились по сравнению с 1914 годом на 200–220 %. Заработная плата рабочих выросла на 100 %, а цены, в среднем, на 300 %. Отсутствовало топливо, повсюду стояли очереди за продуктами. Летом 1917 года в Петрограде были введены карточки на хлеб (Будник Г. А. Новые подходы к изучению революции 1917 г. в России // Вестник ИГЭУ. Вып. 1. – 2008. – С. 3).
Но куда интересней обратиться к содержательной стороне события. Еще задолго до того, как Временное правительство погрузилось в череду кризисов управления, большевики начали пропаганду социалистической революции. Среди многочисленных факторов, способствовавших поддержке населением большевиков, следует выделить роль таких выдающихся личностей, как В. И. Ленин и Л. Д. Троцкий, «оказавшихся в нужное время в нужном месте». «Это были люди с огромной силой воли и духа, невероятно стойкие, обладавшие личным мужеством, умением своевременно и энергично реагировать на быстро меняющуюся ситуацию, принимать неординарные решения, свободные от всяких схем и догм, уверенные в себе, способные своим ораторским искусством убеждать широкие массы в правоте своих взглядов и вести их за собой, отстаивать свою позицию, не считаясь ни с чем, деятели, абсолютно свободные от чувства страха, всегда уверенные в себе» (Искандеров А. А. Очерки новейшей истории советского общества // Вопросы истории. – 2002. – № 5. – С. 88.). Мы не касаемся в этой статье нравственных качеств вождей революции, поскольку это отдельная большая тема, но то, как смело брались они решать судьбу народа России, говорит о многом. Разработанная ими система постоянной агитации, обещания светлого будущего прекрасно срабатывали в среде населения, пережившего трагические события революции 1905 — 1907 годов, ощущавшего неспособность правительства решить вопросы внешней и внутренней политики в годы Первой мировой войны и «распутинщины», когда вера в «свою власть» была утрачена. «Униженные и оскорбленные» остались наедине со своим историческим опытом, в котором не было места ни парламентаризму, ни правам личности. В 1917 году в массах господствовал идеал общественного устройства, основанный на нормах демократии, исторически укоренившихся в России, – нормах общинной демократии. При этом надо иметь в виду, что общинные идеалы господствовали не только среди крестьян. Их влияние на российское общество было глубоко и многогранно. Это не только народные традиции, но и нравственные, духовные приоритеты, особенности духовной культуры, интеллектуальной деятельности (Будник Г. А. Новые подходы к изучению революции 1917 года в России // Вестник ИГЭУ. Вып. 1. – 2008. – С. 2). Не случайно именно эта особенность народного мировоззрения была понята талантом А. Блока, писавшего в поэме «Двенадцать»: «В белом венчике из роз – // Впереди – Исус Христос».
Стоит прочесть поэму еще раз, увидеть образы ее героев, вовсе не замечательных носителей революционной идеи, как бы даже не наоборот. Но главное – «Впереди Исус Христос»! Вот она – ВЕРА! Тут плохо, но там, где-то будет хорошо. В этих же строках ответ на вопрос – была ли революция пролетарской и нужна ли она была крестьянину. В свое время представители движения народничества, после нескольких «хождений в народ», разочаровавшись в попытках поднять крестьянство на революцию, обратились к работам К. Маркса. Идея пролетарской революции вдохновила В. Г. Плеханова, П. Б. Аксельрода и В. И. Засулич как на распространение работ К. Маркса и Ф. Энгельса, так и на написание письма К. Марксу о подготовке социалистической революции в России. Мало кому известно, что идеолог пролетарской революции написал ответ, который совсем не обрадовал плехановцев. К. Маркс корректно отметил, что «Капитал», который вдохновил русских революционеров на агитационную и организационную работу, написан исключительно по материалам Англии и никакого отношения к России не имеет. Более того, Россия, как общинная крестьянская страна, еще очень далека от пролетарской революции [Из архива П. Б. Аксельрода РСФСР. Материалы по истории русского революционного движения. (https://books.google.ru/books?id=xeT_CAAAQBAJ&pg=PA11&lpg=PA11&dq=В.Г.+Плеханов,+П.Б.+Аксельрод,В.И.Засулич+письмо+к+Марксу). Но вера в возможность приблизить светлое будущее, невзирая на объективные условия, была слишком велика, что и толкало на дальнейшее распространение идеи социализма.
Это очень напоминает деятельность народников, поражавших порой своей наивностью. Имея весьма смутные представления о социализме, который пропагандировали, они часто выглядели так, как это описывала в своих воспоминаниях Вера Засулич: «Тогда все будут свободны, – говорит оратор, – ни над кем никакой не будет власти. Всякий будет брать, сколько ему нужно, и трудиться бескорыстно». – «А если кто не захочет?», – задает вопрос скептик. На лице оратора выражается искреннейшее огорчение. Он задумывается на минуту; «Мы упросим его, – говорит он наконец, – мы ему скажем: друг мой, трудись, – это так необходимо, мы будем умолять его, и он начнет трудиться» (Щербакова Е. Лучше паф-паф! «Отщепенец» в обыденной реальности. // Родина. – 2007. – № 5. – С. 58). Вот такие пропагандисты заманивали в сети грядущего счастья таких же наивных мечтателей, ожидавших легкого и свободного будущего. А в крестьянской среде обещание легкой жизни было особенно заманчиво для тех, кому никак не удавалось поднять свое хозяйство.
Но вернемся к призывам пролетарской революции. Прежде всего к первоисточнику – работам К. Маркса. Выделим самое важное для нас. «Пролетариат проходит различные ступени развития. Его борьба против буржуазии начинается вместе с его существованием, рабочие выступают сообща для защиты своей заработной платы. Они основывают даже постоянные ассоциации для того, чтобы обеспечить себя средствами на случай возможных столкновений» (Карл Маркс, Фридрих Энгельс. Манифест Коммунистической партии» http://www.esperanto.mv.ru/Marksismo/Manifesto/ manifesto. html#pr2). Итак, первое условие: для наличия пролетариата необходима буржуазия. Накануне революции в России ее было слишком мало, и никакой политической власти она не имела. «Глупый пингвин робко прячет тело жирное в утесах…» – Это М. Горький о российской буржуазии писал (М. Горький. Песня о Буревестнике. http://rupoem.ru/gorkij).
А что с рабочим классом (пролетариатом)? В 1917 году сельское население составляло117,7 млн человек, а городское – 25,8 млн человек (Федоров А. Н. Реальная опора Советской власти: социально-демографические характеристики городского населения России на материалах Центрального промышленного района // Журнал исследований социальной политики. Том 8. – 2010. – № 1. – С. 72). Ну и наконец, если из этой малой доли городского населения мы уберем представителей буржуазии, дворянство, лишь иногда посещающее свои поместья, оставив их на управляющих; студентов, гимназистов, купечество, мелких ремесленников-кустарей, – какая доля останется на рабочих? При этом большая часть из них накануне Октябрьской революции – это выходцы из вчерашних крестьян, которые пришли туда в поисках заработка. В периоды повышенного спроса на рабочие руки они находили применение своим силам и способностям, однако в периоды спада производства, каковым стало время 1914–1917 годов, вновь могли вернуться в деревню. Что же до того самого пролетариата, о котором писали К. Маркс и Ф. Энгельс, – класса, который должен был сформироваться, пройдя несколько этапов, став потомственным, квалифицированным слоем рабочих, таких были единицы. Вывод напрашивается сам собой: для пролетарской революции в России пролетариата почти не было. Поэтому не удивительно, что после того как Временное правительство лишилось власти, в новом, большевистском правительстве не было ни одного рабочего.
Подведем промежуточные итоги:
– Октябрьская революция не была пролетарской;
– Первая мировая (великая) война явилась спусковым крючком для революции. Другими словами – не будь войны, не было бы Октябрьской революции. Была ли Октябрьская революция социалистической, об этом поговорим в следующей публикации.

Воробьева Т.В.,
кандидат исторических наук,
доцент, зав. кафедрой экономических и социально-гуманитарных наук Петропавловск-Камчатского филиала РАНХиГС

Продолжение следует

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

двадцать − восемнадцать =