турок

ТУРЦИЯ И РОССИЯ – ОПЯТЬ ВОЙНА?

Наше братание с Турцией после того, как Болгария не разрешила России прокладывать по дну Черного моря газоносные трубы «Южного потока» через свои территориальные воды, не могло продолжаться долго. Удивляли лишь русофобские настроения самой Болгарии и подозрительное дружелюбие Турции.
Наша газета уже рассказывала, что в двух Мировых войнах Болгария выступала на стороне Германии. Напомню, Болгария всегда была заклятым врагом Османской империи, она до сих пор не может простить зверств, творимых турками во время четырехсотлетнего ига.
Россия в конце семнадцатого , почти весь восемнадцатый и девятнадцатый век воевала с Османской империей. Именно благодаря действиям русской армии и флота, в первую очередь, Османская империя перестала существовать. Свой полководческий гений Александр Суворов оттачивал именно в сражениях с турецкими войсками.карта
Если Петр I прорубил окно в Европу через Балтийское море, то Екатерина Вторая обеспечила России выход к Черному морю. Наша переориентация на Турцию была вынужденной мерой, но мы не учли лишь одного, что правительство президента Турции господина Эрдогана, скорее, предпочтет синицу в руках, чем журавля в небе. Синица в руках – это быстрые сверхдоходы от перепродажи нефти, добытой на территории Сирии, контролируемой запрещенной в Российской Федерации террористической организацией ИГИЛ. К тому же Эрдогану очень хотелось отобрать кусок территории у Сирии. Он считает, что война с Сирией – не российское дело, и когда наша страна испортила ему всю игру, а точнее, лишила его дармовой нефти и похоронила надежды на сокрушение Сирии, он ударил в спину, сбив российский бомбардировщик над территорией сопредельного государства. Не буду пересказывать историю гибели нашего самолета и двух военнослужащих, которую очень подробно изложили все центральные российские СМИ. Обращу лишь внимание читателей на то, что осталось за кадром. Каким образом Министерство обороны Российской Федерации «уговорило» террористов выдать тело убитого летчика? Полагаю, тому предшествовал непростой переговорный процесс. Например, в Афганистане, когда тела наших офицеров попадали к душманам, то для того, чтобы их вернуть, Советская Армия проводила бомбо-штурмовые удары и не только по позициям душманов. Уверен, после случившегося наши летчики и наземная группировка российской армии несколько дней подряд, не переставая, утюжила позиции боевиков, нефтепромыслы и тому подобное, для того чтобы сделать сговорчивыми полевых командиров, участников так называемого джихада. После чего наступило затишье, которое было использовано российской стороной для наращивания своей авиационной группировки на территории Сирии. Реакция российского президента Владимира Путина на гибель нашего летчика была не спонтанной. Отношения турецкой стороны к России превратились во взрывоопасные после начала воздушной операции на территории Сирии. Нужен был лишь веский повод для взрыва. С чисто азиатским коварством Эрдоган нанес свой удар. Он был уверен, что это сойдет ему с рук. По его мнению, Россия слишком нуждалась в Турции для прорыва экономической блокады, устроенной нашей стране Евросоюзом. После того, как Москва заморозила все контакты с Анкарой, изменилось освещение боевых действий нашей авиацией против террористов, ведущих войну на территории Сирии. Перестали давать видеосъемку авиаударов по объектам террористов и стали отделываться лишь короткими сообщениями о том, чего и сколько уничтожено, а также, сколько сделано боевых вылетов. Наглядная трансляция войны, вероятно, неоднозначно оценивалась частью мусульман Российской Федерации и столь явное сокрушение единоверцев они могли воспринимать как вызов. И служила, скорее, демонстрацией, неким агитационным актом, чем актом возмездия. Осуждение исламских экстремистов подавляющим большинством российских мусульман еще не означало, что они готовы были воевать с ними или оправдывать антитеррористическую войну.
Воинственная риторика Эрдогана все больше загоняет его в тупик, он пытается играть с огнем, рассуждая о закрытии Черноморских проливов – Босфора (между Черным и Мраморным морем) и Дарданеллы (между Мраморным и Средиземным морем).
Вопрос «Что будет, если это случится?» – повис в воздухе, потому что ответ на него может быть только один – война с Турцией.
В советское время действовала военная доктрина до 1987 года, предполагающая нанесение привентивного (т.е. упреждающего) удара по противнику. В качестве вероятного противника рассматривались страны блока НАТО, в том числе и Турция. После массированных ракетно-бомбовых ударов три бригады морской пехоты должны были высаживаться в первом эшелоне десанта в непосредственной близости от пролива Босфор. Одна из таких бригад в случае военной угрозы формировалась из личного состава Черноморского Высшего Военно-Морского Училища имени П.С. Нахимова, в котором мне довелось учиться. Задача десанта заключалась в том, чтобы ударом с моря овладеть Босфором и продержаться до подхода основных сил, наступающих со стороны территории советской Грузии и стран Варшавского блока. Трудно сказать, насколько бы эта операция была успешной. Деблокирование проливов Босфор и далее Дарданеллы, имея перед собой многомиллионный Стамбул являлось трудно осуществимой задачей. В наших идеологических установках того времени, турецкая армия не рассматривалась как серьезный противник.
Сегодня турки демонстративно бряцают оружием, скорее, для самоутверждения и в качестве показательного выступления для соседей.
Эрдоган пытается найти национальную идею, позволившую бы объединить турок, как внутри страны, так и на ближайших окраинах.
Истоки этой идеи видны невооруженным глазом: радикализация Ислама внутри страны с одной стороны и воскрешение Османского шовинизма – с другой. Он пытается сыграть на противоречиях двух великих держав – США и России и враждебности Западной Европы в отношении нашей страны.
Так все же будет ли война с Турцией при закрытии проливов? Можно с уверенностью сказать «нет». Главным образом, потому что Россия к этой войне не готова.
Уверен, мы вынуждены будем пойти на компромиссы, надеюсь, не роняя своего достоинства, чтобы разрядить обстановку дипломатическим путем.
При этом наше военное присутствие в Сирии будет максимально наращиваться. А отряды курдской оппозиции будут вооружаться российским оружием с целью завоевания независимости в борьбе с турецкими поработителями. Героические отряды Курдистана, убежден, будут с большой охотой устраивать диверсии на нефте- и газопроводе, идущем со стороны Азербайджана.
И еще. Скорее всего, нами будет официально признан геноцид армян со стороны турецких властей 1912-1913 годов.
Возрождение турков-османов – это глупая мечта господина Эрдогана. Она будет ему дорого стоить. Да и нам обойдется недешево.
Отношения с турками будут надолго испорчены. До очередного военного переворота, когда турецкая армия возьмет власть в стране в свои руки.
Угадайте, кто ей в этом поможет?
Вячеслав СКАЛАЦКИЙ.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

три × пять =