Суд над Надеждой Савченко

Пожалуй, никто из российских политических аналитиков не сомневался, что украинская военнослужащая Надежда Савченко будет осуждена по делу об убийстве журналистов ВГТРК Антона Волошина и Игоря Корнелюка.
Донецкий городской суд Ростовской области счел доказанным, что 17 июня 2014 года бывший оператор-штурман вертолета МИ-24 Савченко передала координаты на артиллерийские позиции украинских вооруженных сил. По этим координатам и были нанесены удары, в результате которых погибли российские журналисты и мирные граждане Украины. Корректировщицу огня приговорили к 22 годам лишения свободы, к тому же ее оштрафовали на 30 тысяч рублей за незаконное пересечение государственной границы РФ.
22 марта 2016 года был оглашен приговор и начался новый виток со стороны правозащитников всех мастей за освобождение Надежды Савченко. Доводы адвокатов бывшей вертолетчицы сводятся к нескольким нехитрым утверждениям: их подопечную захватили в плен до того, как погибли журналисты и насильственно переправили на российскую территорию. Затем российские спецслужбы пытались сломить ее волю и заставить сознаться в том преступлении, которое она не совершала. Ввиду того, что суд проходил в закрытом режиме, подробности этого, во всех отношениях, непростого уголовного дела были скрыты от широкой публики и дали почву для небылиц.
Мы же постараемся, в первую очередь, оценить: имела ли соответствующую подготовку Савченко для того, чтобы корректировать огонь артиллерии, т.е. она должна хорошо уметь читать карту, и, самое главное, уметь «привязывать» ее к местности. С учетом ее военной профессии штурмана, конечно, могла. Была ли техническая возможность у наших спецслужб определить ее точные координаты на момент артналета, пеленгуя ее мобильный телефон? Разумеется, да. Погрешность в определении места корректировщика составляет от 3 до 5 метров. Возможно ли было идентифицировать ее голос по осуществленному радиоперехвату? Да, возможно.
Существовала ли техническая возможность дальнейшего определения местонахождения госпожи Савченко по ее мобильному телефону? Да, существовала.
Значит, наши спецслужбы могли проследить за ее передвижением по территории Российской Федерации. И нет ничего удивительного в том, что ее задержали.
Спустя семь месяцев после ареста корректировщицы, бывший командир батальона «Айдар» Сергей Мельничук огорошил просвещенную публику признанием, что это он корректировал огонь артиллерии, а не Савченко. Хорошо, еще президент Украины Петр Порошенко не заявил о своей причастности к корректировке полета снарядов к цели. Здесь следует пояснить, что корректировщик должен находиться недалеко от того места, куда направляет артиллерийский огонь. Он должен видеть и точно определить, где находится цель и насколько эффективны оказались произведенные залпы.
Другой вопрос, на который не могут ответить как правозащитники, так и адвокаты осужденной можно сформулировать так: почему выбрали для обвинения именно Савченко? Если верить украинской стороне, что военнослужащую Украины захватили в плен значительно раньше и «повесили» на нее это преступление, то не легче ли было найти подходящего пленного мужика? Адвокаты Савченко не обращают внимание на доказательства, они просто говорят, что их нет. И вся история с корректировкой стрельбы — это всего лишь выдумки стороны обвинения. Тогда зададимся еще одним вопросом: зачем это выдумывать? Изначально было очевидно: уголовное дело в отношении Савченко не будет простым и к нему будет привлечено самое пристальное внимание со стороны политиков как Украины, так США и Западной Европы. Допустить, что мы шли на этот риск, не имея на руках ни одного доказательства, означает признать Следственный комитет РФ и прочие силовые ведомства идиотами.
На сегодняшний день в отечественной и мировой прессе активно муссируется тема обмена Надежды Савченко на наших военнослужащих, захваченных в плен на территории Донбасса. Полагаю, что обмен состоится, но не сразу. Госпожа Савченко превратилась на Украине в некое знамя борьбы, якобы, с экспансией России. В глазах Западной Европы и США она стала жертвой произвола российских властей. В русофобском хоре не слышно доводов ростовского суда. И чем дольше антироссийская истерия по поводу Савченко будет продолжаться, тем больше вреда она принесет нашему государству.
Хотя, когда мы обращали внимание на международное общественное мнение? Лишь иногда…
Вячеслав СКАЛАЦКИЙ.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

пять × 1 =