Редакторская колонка

В начале октября этого года произошло, в общем-то, рядовое событие, которое имело знаковые  для культурной жизни города последствия. Сгорела небольшая часть дома №13 на улице Красинцев. Дом является объектом культурного наследия регионального значения под названием «Дом жилой для служащих». Этому жилому строению чуть более ста лет, из них около 30 лет он числится культурным наследием Петропавловска-Камчатского. До 2012 года там проживали люди. Здание было старым, деревянным, двухэтажным, с удобствами во дворе, на двенадцать квартир. Похоже, что оно не ремонтировалось со времен постройки, а за последние 10 лет превратилось в полуразвалины. Когда из дома съехал последний житель, здание решили перевести в нежилое строение. С этого момента история объекта культурного наследия совершила непредсказуемый поворот.
Комитет по управлению имуществом Петропавловск-Камчатского городского округа (ПКГО) перевел жилые помещения в нежилые. Но когда чиновники краевой столицы попытались поставить на учет в Единый государственный реестр все здание, как нежилое, им ответили, что такое здание у них не числится и посоветовали городским управленцам подготовить соответствующие правоустанавливающие документы. Удивительно, но это так. Городская администрация, столько лет владеющая этим зданием, зная, что оно является объектом культурного наследия, ни разу не удосужилось посмотреть в документы, на основании которых владеет этим имуществом.
Время шло. И в 2015 году в краевую столицу пришла новая беда – на пост главы администрации ПКГО заступил Дмитрий Зайцев. Его попытались заставить исполнить охранное обязательство в отношении объекта культурного наследия «Дома жилого для служащих». Дело дошло до суда. Но городской суд оставил без наказания администрацию ПКГО в виду того, что у дома не оказалось собственника (!), хотя охранное обязательство было оформлено на городской Комитет по управлению имуществом. Таким образом, объект культурного наследия регионального значения, дом №13 на улице Красинцев оказался ничьим. С легкой руки господина Зайцева Комитет по имуществу Петропавловска-Камчатского был разделен на два управления: Управление жилого фонда и Управление экономического развития и имущественных отношений. Так совпало, что почти сразу после разделения, дом загорелся. К счастью, пожар быстро потушили. Но, как следует из пояснений начальника Управления экономического развития и имущественных отношений Оксаны Рекуновой, в реестре муниципального имущества значится только нежилые помещения — бывшие квартиры. Что касается остального здания, то начальник Управления жилищным фондом Николай Прокопенко довел до сведения интересующихся сторон, что не знает, кому принадлежит это здание. Не полыхни, в начале октября, угол дома, то мы бы так и не узнали, что бывшие квартиры на учете стоят как недвижимое имущество, а здание, в котором они находятся – нет. Сразу вспоминается улыбка чеширского кота из сказки «Алиса в стране чудес»: улыбка есть, а кота нет. На вопрос: Как это может быть? Господин Прокопенко ответил просто – не знаю. Чем сразу породил еще один вопрос: А каким образом, тогда, был заключен договор администрации ПКГО с частным охранным предприятием для сбережения дома №13 на улице Красинцев, если его нет?
Подобный абсурд, безусловно, устраивал главу администрации ПКГО Дмитрия Зайцева – нет собственника, значит, нет ответчика. В нашей стране, к сожалению, не судят за бездействие. Если бы господин Зайцев оформил право собственности на администрацию ПКГО, то ему пришлось бы ремонтировать объект культурного наследия, восстанавливать его первозданный вид, что повлекло бы затраты из муниципального бюджета. И, главное, ему пришлось бы РАБОТАТЬ!
В последний день перед своим уходом в отпуск с последующим увольнением, он появился в администрации с сильно разбитым лицом. Опухшая переносица и синяки под двумя глазами, наряду с заметной раной на лбу, оставляли ощущение о неслучайном происхождении травм, т.е. он мог неудачно нарваться на чей-то кулак, празднуя переход на новую должность начальника агентства по отходам. Существуют и другие версии случившегося. Одна из них, не так правдоподобна, но выглядит более зловеще – якобы Зайцев пошел в дом №13 на улице Красинцев, посмотреть на последствия пожара. Когда он поднимался на второй этаж, прохудившаяся деревянная ступень под тяжестью его тела сломалась, и он неудачно упал на лестничный пролет, не успев выставить вперед руки, чтобы защитить лицо.
Вот так мстят инородным управленцам объекты культурного наследия ПКГО. Если эта версия верна, то, согласитесь, есть что-то праведное в этой сладкой мести.
Мораль нашего повествования такова: если ты плюнешь на культуру, то она плюнет на тебя.

Вячеслав СКАЛАЦКИЙ.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

три × 5 =