МУЗЕЙ ПРОВЕРИЛИ. МИН НЕТ?

КАМЧАТСКИЙ ВЫСТАВОЧНЫЙ ЗАЛ ОБЕЗОРУЖИЛИ
Мина
Из филиала Дома Культуры СРВ, выставочного зала Музея Воинской Славы, Музея Боевой Славы, Музея Боевой Славы Войск и Сил на Востоке РФ изъяли 34 единицы стрелкового оружия, в основном, пригодного для использования
На протяжении последних двух лет газета «Вести» публиковала материалы о том, что филиал Дома Культуры СРВ, именуемый еще выставочным залом Музея Воинской Славы, Музеем Боевой Славы, Музеем Боевой Славы Войск и Сил на Востоке РФ, не является музеем. Выставляемое там в качестве экспонатов огнестрельное и холодное оружие хранится с нарушениями действующего законодательства, то есть без надлежащей охраны и учета. Наши статьи: «Ярмарка культурного абсурда» («В», № 41 от 19.11.2014), «Символ Петропавловска оказался бесхозным» («В», № 42 от 26.11,2014), «Музей, которого нет» ( «В», № 65 от 24.06.2015) подробно рассказывали об этом. Наконец-то, спустя почти два года, полиция обратила внимание на наши публикации и проверила якобы музей, как мы полагаем, в русле противодействия экстремизму. Как оказалось, гипотетическим экстремистам-террористам там было чем поживиться. Револьверы, наганы, маузеры, винчестеры, шашки, пистолет-пулемет Шпагина, пулемет Дегтярева и автоматы АКМ И АК-74 с боекомплектом патронов, сигнальные ракетницы, штык-ножи, кортики и т.п. можно было взять без особых усилий. Залы, где экспонировалось стрелковое оружие, не были оборудованы сигнализацией и специальными защитными устройствами. Более того, когда стражи порядка попытались узнать у директора филиала Петра Рудева, откуда все это огнестрельное богатство, он ответил, что все это принадлежит военным. Ни одного акта приема-передачи этого оружия в дар «музею» обнаружить не удалось. Как пояснил директор, их не существует в природе. О том, что огнестрельное оружие, поступающее в музеи, должно быть приведено в состояние, исключающее возможность производства выстрела, и в обязательном порядке пройти сертификацию в учреждениях Минобороны России или МВД России, господин директор услышал в первый раз (Наверно, нашу газету не читал). Называя это учреждение Музеем Боевой Славы, городская администрация в лице исполняющего обязанности начальника управления культуры, спорта, молодежной и социальной политики Лилианы Соловьевой не удосужилась выполнить необходимые действия для присвоения филиалу Дома Культуры СРВ статуса музея.
Задача эта нелегкая, но выполнимая, если понимать, как ее исполнить. Увы! В городской администрации не нашлось голов, которые хотя бы в общих чертах представляли алгоритм решения этой задачи. Возможно, в свете последней затянувшейся административной реформы ПКГО найдется кто-нибудь, случайно знающий, как разобраться с «музеем». Чтобы облегчить ему участь, мы напомним, что музей – это учреждение, занимающееся сбором, изучением, хранением и экспонированием предметов – памятников естественной истории, материальной и духовной культуры, а также просветительской и популяризаторской деятельностью.
Все музеи включаются в общий федеральный реестр и должны функционировать в соответствии с правилами организации учета, хранения и использования музейных предметов и коллекций (Приказ Минкультуры РФ от 8 декабря 2009 года № 842).
Согласно этим правилам все экспонаты, попадающие в музей, обязаны получить экспертное заключение экспертно-фондово закупочной комиссии. После чего все экспонаты заносятся в инвентарную (фондовую) книгу и базу данных музея. Разумеется, ничего этого не было сделано. Год назад мы уже задавали вопрос, почему не проводится работа по надлежащему оформлению экспонатов в так называемом музее. Городская администрация нам ответила, что «идет поэтапный перевод структурного подразделения в музей». Похоже, период перевода несколько затянулся.
В недопереведенное учреждение зашли специфические посетители, которым не нужно платить за входной билет. Господа полицейские под невнятное мычание директора филиала Петра Рудева, бывшего политработника Войск и Сил на Северо-Востоке РФ, изъяли полгрузовика огнестрельного и холодного оружия. Они пригласили экспертов для того, чтобы установить, насколько это оружие функционально. Но стражи порядка не обратили внимания на морскую мину, которая хранится в одном из выставочных залов «музея». Напрасно они не поинтересовались, что у нее внутри, потому что, окажись мина боевой, внутри нее окажется 100 кг взрывчатого вещества. Возможно, без саперов взрывоопасный экспонат полицейские взять не рискнули. Рядом со входом в «музей» стоит противотанковое орудие, снаряды к которому тоже завалялись в музейных запасниках. Сможет ли открыть огонь экспонат на колесах, неизвестно, но в умелых руках, наверняка, что-нибудь из него получится. Однако полицейские почему-то решили орудие не брать. Видимо, в машине просто не хватило места. Да и грузить пушку – дело хлопотное. Так что пусть себе стоит и ждет террористов.
По факту незаконного хранения оружия (статья 222 УК РФ) полиция возбудила уголовное дело. Пока решается вопрос, кому конкретно предъявлять обвинение, точнее, каким должностным лицам: директору филиала Петру Рудеву, и.о. начальника управления культуры, спорта, молодежной и социальной политики Лилиане Соловьевой или хозяину здания – начальнику управления экономического развития и имущественных отношений администрации ПКГО Шалве Урушадзе, бывшему работнику силовых структур.
К операции по изъятию оружия кроме полицейских подключились и оперативники из ФСБ. Все они зачесали затылки, отвечая на вопрос, как на протяжении более чем двух десятков лет буквально под их носом находился склад неучтенного оружия, куда имели доступ все кому не лень? А сколько оружия с этого «склада» могло уйти на сторону?
У нас тоже есть два вопроса, от которых и полицейским и сотрудникам ФСБ нужно чесать затылки. Вопрос первый. Почему камчатские силовики два года не реагировали на публикации, в которых сообщалось о незаконном хранении оружия?
Вопрос второй. Почему они решили проверить так называемый музей сейчас? Может оттого, что, как в песне поется, «тревожные вихри столетия, сегодня слышней, чем вчера…»?
Пока материал готовился к печати, мы узнали, что в вилючинском краеведческом музее полицейские изъяли автомат Калашникова с боевыми патронами. К чему готовятся наши «музеи»?
Городская администрация на конфискацию боевого оружия их филиала Дома Культуры СРВ отреагировала философски: мол, у полицейских своя работа, а у нас – своя.
У меня создалось впечатление, что они даже вздохнули с облегчением. Теперь им не надо напрягаться и думать, как из филиала сделать музей и надлежащим образом оприходовать оружие (все уже конфисковали безвозвратно).
С облегчением-с…
Вячеслав СКАЛАЦКИЙ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

четырнадцать − 8 =