ВРАЧ УБИЛ БОЛЬНОГО И ОСТАЛСЯ БЕЗНАКАЗАННЫМ

2 декабря 2015 года судья Петропавловск-Камчатского городского суда С. Кондратенко постановила: Уголовное дело в отношении Любинецкой Ирины Владимировны, обвиняемой в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 109 УК РФ, прекратить на основании Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов» и Любинецкую И.В. от уголовной ответственности освободить.
Десятки судебных заседаний, семь томов уголовного дела, три медэкспертизы высококвалифицированных специалистов, более шести лет работы следственных органов – и вот врач Любинецкая «празднует» победу.
14 декабря этого года будет шесть лет, как не стало Артема Спичака, убитого медицинской помощью, оказанной врачом Любинецкой.
«Вести» начали рассказывать о нем два года назад («В», № 834 от 06.11.2013).
Артем Спичак страдал врожденной болезнью сердца. В начале октября 2008 года у него начался очередной приступ тахикардии. Имеющимися лекарствами приступ ликвидировать не удалось, и мама Артема вызвала скорую помощь. На вызов приехала врач Ирина Любинецкая. Ей показали выписку из заключения специалистов института им. Бакулева, запрещающую купировать приступ лекарственным средством «Верапамил». Никто в семье Спичак не сомневался, что врач скорой помощи применит для купирования приступа рекомендованный лекарственный препарат «Кордарон».
Через несколько минут Марина Спичак услышала крик сына и поняла, что между ним и врачом произошел конфликт из-за того, что Любинецкая решила применить запрещенное к применению лекарство. Что именно подвигло Любинецкую на такие действия, сейчас сказать невозможно. А в тот день Артем потребовал от врача немедленно покинуть жилище и больше к нему не приезжать.
Однако 30 октября 2008 года у молодого человека случился очередной приступ тахикардии, и на вызов вновь приехала врач Любинецкая. Артем, уверенный, что Любинецкая знает о запрещении купирования приступа «Верапамилом», действия врача уже не контролировал. Видимо, поэтому врач Любинецкая ввела пациенту запрещенный препарат в дозе, превышающей норму в полтора раза.
В результате состояние Артема резко ухудшилось, и бригада скорой помощи вынуждена была его доставить в городскую больницу № 1. В больнице у него наступила клиническая смерть в связи с остановкой сердца. Врачам палаты интенсивной терапии удалось реанимировать Артема, однако он впал в кому и находился в ней год и полтора месяца, после чего умер.
Если проанализировать произошедшее, возникает четкое ощущение умышленного применения запрещенного лекарства и уж никак не в результате врачебной ошибки или какого-то заблуждения.
Вся защита Любинецкой в многочисленных судебных заседаниях строилась на том, что «Верапамил» Артему вводить было можно и даже необходимо. В своих показаниях врач Любинецкая ссылалась на «Национальное руководство по кардиологии», изданное московскими кардиологами в 2008 году. Однако в этом же руководстве написано, что лекарство противопоказано людям с заболеванием, которым страдал Артем Спичак. А ведь именно этот диагноз в итоге подтвердился на реанимационной записи с монитора. Врач Любинецкая все время ссылалась на какую-то старую кардиограмму, которую якобы делали Артему дома во время оказания медпомощи. Но родные утверждают, что врачи не снимали кардиограмму, да и в суде этот документ представлен не был, так как он был «благополучно» утерян.
На суде Любинецкая утверждала, что Артем сам просил уколоть ему «Верапамил», так как «Кордарон» ему уже давно не помогает. На этом же якобы настаивала и мать больного. Но Марина Спичак утверждает, что приступы снимали только «Кордароном». Следователи попросили обе стороны (Ирину Любинецкую и Марину Спичак) пройти детектор лжи, чтобы доказать или опровергнуть слова Любинецкой. Слова Марины Елизбаровны Спичак нашли свое подтверждение в ходе проведения психофизиологического исследования, а вот врач Любинецкая проходить испытание категорически отказалась. А ведь отказ от полиграфа вполне можно сравнить с несогласием проходить медосвидетельствование (например, в практике ГАИ), где отрицание автоматически приравнивается к признанию вины.
При проведении экспертиз и московские и волгоградские эксперты сошлись во мнении, что именно действия врача Любинецкой привели к гибели молодого человека: «При оказании медицинской помощи Спичаку А.Г. медицинскому персоналу СМП было необходимо: снять электрокардиограмму, ввести внутривенно антиаритмический препарат «Кордарон», установить периферический катетер и наладить постоянную инфузию изотонического раствора натрия на весь период транспортировки, госпитализировать больного в кардиологический стационар».
Но самое страшное – это вывод, к которому пришли эксперты: «При правильно и своевременно оказанной Спичаку А.Г. медицинской помощи имелась большая вероятность наступления благоприятного исхода без развития осложнений, приведших в конечном итоге к смерти пациента».
На одно из судебных заседаний даже был вызван специалист из Москвы, под чьим руководством проводилась судебно-медицинская экспертиза в 2013 году. Заведующий отделом сложных экспертиз Леонид Шмаров разъяснил суду проведенные исследования и заключение коллег. Столичные криминалисты также уверены, что именно укол «Верапамила» послужил пусковым механизмом в развитии фибрилляции желудочков и в итоге привел к смерти молодого человека.
Данная версия фактически подтверждается Постановлением Петропавловск- Камчатского городского суда от 2 декабря 2015 года под председательством судьи
С. М. Кондратенко. Суд установил, что «Любинецкая И.В., достоверно зная в силу своих познаний в области медицины, что максимальная доза для использования препарата «Верапамил» составляет 10 мг, без достаточных на то оснований ввела 15 мг, при этом достоверно зная о наличии противопоказаний данного препарата к больным с синдромом Вольфа-Паркинсона-Уайта». Также суд установил, что «врач Любинецкая И.В., обладая значительным врачебным опытом и стажем работы по медицинской специальности, в том числе врача скорой медицинской помощи в составе кардиологической бригады, знала о последствиях введения запрещенного препарата в организм Артема Спичак».
Любой далекий от юриспруденции человек может предположить, что действия врача могли быть умышленными? Ведь действия врача похожи на то, что Любинецкая решила «взять реванш» за предыдущий конфликт? Как же, кто-то будет ей, специалисту, указывать, что делать и какие препараты вводить! Только вот непонятно, как здравомыслящий человек, от которого ждут помощи, человек, который обязан предусмотреть все последствия своих действий, врач, принцип которого «не навреди», может со спокойной совестью, заранее зная (или все же не зная?) о результатах своего врачебного вмешательства, проводит процедуру, приведшую больного к смерти.
Адвокат Марины Спичак настаивает, что действия Любинецкой должны квалифицироваться по ст. 111 УК РФ (Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека). Однако судья квалифицирует действия так называемого врача по ч. 2 ст. 109 УК РФ 2. (Причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей).
Понятно, что эффективность правосудия во многом зависит от качества расследования. Камчатский краевой суд по апелляционной жалобе Марины Спичак в июне 2015 года выявил обстоятельства, способствующие совершению преступления, и определил провести расследование по статье 111 УК РФ. Однако городской следственный отдел, проигнорировав требование суда, вновь квалифицировал преступление Любинецкой по более «легкой» статье. Можно ли рассматривать это так, что в руководстве СО СУ СК РФ по городу Петропавловску-Камчатскому имеются лица, заинтересованные в том, чтобы квалифицировать это преступление по статье, предусматривающей самое мягкое наказание и затягивающие следствие в преддверии амнистии к Дню Победы. На просьбы матери Артема обосновать свое решение суд делает вывод: «Вопреки мнению потерпевшей и ее представителя, фактические обстоятельства, изложенные в обвинительном заключении, не свидетельствуют о наличии оснований для квалификации действий обвиняемой, как более тяжкого преступления». И ни слова о том, почему суд отвергает доказательства, полученные в ходе расследования, хотя в соответствии со ст. 7 УПК РФ при рассмотрении ходатайств участников уголовного судопроизводства суд обязан исследовать и оценить все приводимые доводы и мотивировать принятые по ним решения, а в случае отказа в удовлетворении ходатайства суд обязан указать конкретные основания, по которым отверг изложенные в нем доводы. Однако в данном случае для нашего судьи закон не писан.
Шесть лет тянется эта история, страшная и трагическая для родных Артема. Неужели столько времени было необходимо, чтобы в итоге все же установить, что врач Любинецкая убила молодого человека и не понесет за это никакого наказания. Также как и не понесут наказание городская станция скорой помощи и первая городская больница. Уголовное дело прекращено, и гражданские иски к названным учреждениям о взыскании денежной компенсации в счет возмещения материального ущерба и компенсации морального вреда оставлены без рассмотрения.
Можно даже не гадать, будут ли такие вот любинецкие в дальнейшем хотя бы бояться наказания за свои «врачебные ошибки», не говоря уже о преднамеренных действиях обиженных эскулапов подобного рода по отношению к непонравившемуся капризному пациенту.
Марина Елизбаровна Спичак написала апелляцию, в которой просит отменить постановление городского суда и направить дело на новое судебное разбирательство ввиду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела и нарушением уголовно-процессуального закона. Надеемся, что справедливость все же восторжествует.
Не дай Бог всем следователям, судьям, имеющим отношение к этому делу, когда у них возникнут проблемы со здоровьем, встретить доктора Любинецкую
Татьяна СЕМЕНОВА.

One thought on “ВРАЧ УБИЛ БОЛЬНОГО И ОСТАЛСЯ БЕЗНАКАЗАННЫМ”

  1. Кто знает суть этого дела, читают и изумляются журналисткой фантазии. Классика журналистики — что не знаю и в чем не разбираюсь — придумаю и добавлю побольше эмоций. Пипл схавает! 😀

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

18 − 11 =